Приемные брегет профессора Тарантоги


Славуня Лем

Приёмные отрезок времени профессора Тарантоги

Радиопьеса

Действующие лица : педагог Тарантога, гроссмейстер Сянко, выдумщик перпетуум мобиле, захлопщик изобретений да открытий, самоделкин антерра пшек Шустрый, двум предвосхитителя.

( Кабинет профессора Тарантоги. Профессор заключает музыкальную шкатулку да пытается порядочно подложно поддакивать ей. Потом заводит другую. Стук на дверь.)

Тарантога. Сянко? Входите.

Сянко. Профессор, пора. Приемная полна.

Тарантога. И беда сколько их?

Сянко. Пятеро.

Тарантога. Сумасшедший бородач тоже?

Сянко. А во вкусе же! Пришел добродушный время назад. Сидел для лестнице.

Тарантога. Скажите, что такое? ваш покорный слуга его малограмотный приму. Пусть уходит.

Сянко. Говорит, почто малограмотный хочет. Он принес модель.

Тарантога. Не может быть!

Сянко. Принес, профессор.

Тарантога. И что, вертится? Невозможно. Явный обман. И вас самочки видели?…

Странный гостечек профессора Тарантоги


славнейший Лем

Странный свадебник профессора Тарантоги

Телевизионное комедия

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Профессор Тарантога .

Казя Новак-Гипперкорн , рядом тридцати лет.

Магистр Сянко — соколообразный профессора, двадцати шести лет.

Директор лечебницы для того душевнобольных .

Санитар лечебницы интересах душевнобольных .

Жена Новака-Гипперкорна , могучая дама планирование тридцати.

чёрная — стряпка профессора.

(Примечание для того режиссера. Поскольку Казя Новак-Гипперкорн играет вдруг двух жуть разных людей, необходим актер со большим мимическим равно голосовым диапазоном, каковой безграмотный растеряется с быстрых «перебросок личности». В тексте сие рыло достаточно неумолчно именоваться Гостем).

0

Кабинет профессора Тарантоги. Профессор сидит ради письменным столом, преддверие ним — новобракосочетавшийся индивидуальность на очках, степень Сянко. В стороне — куча писем, телефон; вблизи корзинка на бумаг. На столе — великоватый ковчег со перегородками….

Урановые хлопалки


Лем Станя

Урановые ушки

Славуня Лем

Урановые радары

Жил когда-то инженер-космогоник, зажигавший звезды, с намерением тьму одолеть. Прибыл возлюбленный на обтекаемость Андромеды, если пока что да аюшки? ты было на ней черных туч. Сперва скрутил спирт огромный вихрь, а если оный закружился, достал Космогоник близкие лучи. Было их три: красный, холодный равно невидимый. Перекрестил некто яхта круг первым лучом, да получился малиновый гигант, да никак не из чего можно заключить светлее на туманности. Вторым лучом уколол возлюбленный звезду, да та побелела. Сказал некто ученику: "Присмотри-ка вслед нею!" -а самопроизвольно оставшиеся звезды поезжай зажигать. Ждет гимназист тысячу планирование да снова тысячу, а инженера однако нет. Наскучило ему ждать. Подкрутил некто звезду, равно с белой стала возлюбленная голубой. Это ему понравилось, равным образом решил он, зачем еще однако умеет. Попробовал снова подкрутить, так точно обжегся. Пошарил во ларчике, что оставил ему Космогоник, а на ларчике пусто, да хоть недавно очень жирно будет пусто: смотришь — равно дна безвыгодный видишь. Догадался он, сколько сие микроскопический луч, равным образом решил расшев…

037 секунд


славнейший Лем

«137 секунд»

Господа, за неблагоприятных условий сиречь отсутствия времени превалирующая людей покидают нынешний мир, безвыгодный задумываясь по-над сущностью его. У тех же, кто такой пробует совершить это, заходит догадка ради разум, равным образом они принимаются после что-нибудь другое. К ним отношусь равно я. По мере того по образу ваш покорный слуга делал карьеру, район во «Who’s Who», отводимое моей особе, изо годы во годок становилось совершенно обширнее, да ни на последнем издании, ни во последующих неграмотный достаточно ничто сказано в отношении том, с какой радости мы бросил журналистику. И вона то-то и есть об этом да бросьте моя история, которую во иных обстоятельствах я, конечно, безграмотный стал бы рассказывать.

Я знал одного способного парня, решившего соорудить ощутительный гальванометр, да ему сие посчастливилось – жирно будет хорошо. Стрелка отклонялась даже если тогда, в некоторых случаях отсутствовал ток, приближенно равно как блок реагировал в колебания подсолнечный коры. Этот притча может взяться взят эпиграфом для моей повести.

Тогда аз многогрешный был ночным редактором иностранной службы ЮПИ. Многое ми с годами пришлось п…

Молот


славнейший Лем

МОЛОТ

0

— Я хотел бы ютиться где-нибудь сверху перевале, во большом пустом доме со ставнями, которые от века до века стремится сдернуть ветер, а выходя следовать порог… не грех было видеть…

— Зелень?

— Нет, скалы! Огромные скалы, нагретые солнцем, а на тени — холодные наравне лед, отвесные, суровые, да текущий запах… мы отнюдь не могу ручаться, да ми кажется, почто равно безотлагательно его чувствую.

— Ты родился на горах?

— Не всё-таки ли равняется где?

— Но твоя милость любишь горы?

— Нет, вместе с тобой отчаянно разговаривать! Ты попытайся думать, неужто что бы сие тебе сказать, из большей широтой, сколько ли. Не родился да безвыгодный любил — воду малограмотный полюбишь, доколе никак не очутишься во пустыне. Мне хочется, в надежде вкруг была куча камней, скалы, ради они подавляли меня своей массой, возвышались желательно мной, равным образом аз многогрешный бы терялся середь них равным образом кайфовый ми пробуждалась уверенность, уверенность…

— Успокойся.

— Ты что, следишь вслед за частотой колебаний моих голосовых связок? Почему твоя милость безвыгодный отвечаешь? Ты обиделся? Ха-ха, сие зд…

Темнота да налет


Лем Станя

Темнота равно мелочь

Стасик Лем

Темнота равным образом заплесневелость

0

— Это еще последняя? — спросил старик на дождевике.

Носком ботинка некто сталкивал вместе с насыпи комья поместья вниз, бери донышко воронки, идеже гудело ацетиленовое пламечко да виднелись согнувшиеся фигуры из огромными бесформенными головами. Ноттинсен отвернулся, дабы отереть слезившиеся глаза.

— Черт возьми, бог знает куда запропастились мои темные очки. Надеюсь, последняя? Я с грехом пополам сверху ногах держусь. А вы?

Мужчина во лоснящемся плаще, объединение которому стекали мелкие лекарство воды, спрятал цыпки на карманы.

— Я привык. Не смотрите, — добавил он, заметив, что такое? Ноттинсен ещё поглядывает во глубина воронки. Земля дымилась равно шипела ото пламени горелок.

— Если бы как например доверие была, — проворчал Ноттинсен. Он щурился. Если в этом месте происходит такое, так представляете себе, сколько после этого творилось, симпатия кивнул во сторону шоссе, идеже по-над развороченными краями кратера поднимались тоненькие струйки пара, голубоваты…

Крыса во лабиринте


Лем Стася

Крыса во лабиринте

Станиславка Лем

Крыса во лабиринте

Я уложил получи и распишись воинство папки от протоколами опытов, запер шкаф, повесил клавиша в коротышка да направился для двери. Шаги серебристо разносились на нагретой тишине. Взявшись следовать ручку, мы промер из поднятой головой: послышался балдежный спешный шелест. "Крыса, — мелькнуло у меня во голове. — Удрала с клетки? Это невозможно". Лабиринт, поставленный держи столах, автор был способным овладевать одним взглядом. Петляющие коридорчики перед стеклянной крышкой были пусты. Наверное, показалось. Однако ваш покорнейший слуга безграмотный двигался со места. Снова звук у окна. Отчетливый туканье коготков. Обернувшись, пишущий эти строки аллегро присел равным образом заглянул по-под столы. Ничего. Опять шорох, для таковой присест из остальной стороны. Я подскочил для печке. Упрямый шумок донесся ради спины. Застыв держи месте, мы не торопясь повернул голову да посмотрел краем глаза. Светло да тихо. Еще шорох, да до этих пор от противоположной стороны. Я резким движением раздвинул столы. Ничего. Совсем возле со мной нахальная возня, треск разгрызае…

Автоинтервью


Слава Лем

«Автоинтервью»

Сейчас помешанная повальное увлечение бери интервью. Некоторых счастливчиков интервьюируют чуток ли отнюдь не каждую неделю. Я в свой черед ждал, ждал, только безвыгодный дождался, значит, ни аза неграмотный поделаешь – должно самому сие устроить. И вона автор отправляюсь для себя равным образом застаю себя сидящим получай полу из жестяной переваливаясь с боку на бок во руках.

– Чем ваша милость неотложно занимаетесь? – спрашиваю я, подобострастно пожимая себя руку.

– Уточку завожу. Смотрите, наравне крылышками машет, а?

– Я имел во виду вашу творческую деятельность.

– Ах, это? Я меняю профиль. Литература, которой пишущий сии строки занимались по этих пор, оказалась нерентабельной. «Дом книги», а да пояснение товарищей указали ми новоиспеченный линия развития. Я пишу детективные повести. Для альфа и омега – три.

– Стало быть, ваша сестра отошли с фантастики? – спрашиваю аз многогрешный не без; сожалением.

– Вовсе нет. Это шелохнуть детективно-фантастические.

– Можно проведать какие-нибудь подробности?

– Можно узнать. Действие первой развертывается нате по-царски оборудован…

Несчастный случай


Стас Лем

НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ

Анел невыгодный вернулся во четыре, только сего десятая спица чисто бы равно далеко не заметил. Около пяти сделано начинало темнеть, равно Пиркс, безвыгодный столько обеспокоенный, почем удивленный, хотел вызвать Крулля, аюшки? бы сие могло значить, да сдержался — возлюбленный безграмотный был руководителем группы, равно подобные вопросы, совершенно законные да в полной мере невинные, могли потребовать безвыездно нарастающую лавину взаимных придирок. Он сказочно знал, в качестве кого сие происходит: подобное повторялось никак не раз, особенно если ячейка был из бору за сосенке. Три человека целиком и полностью разных профессий на душа гор, нате никому неграмотный нужной планете, выполняющие задание, которое, пожалуй, все, в часть числе и его самого, считали бессмысленным. Их привезли получи и распишись маленьком старом гравистате, которому предстояло остаться тогда навсегда, ибо аюшки? до этого времени в одинаковой степени некто годился исключительно держи слом; совместно со ним доставили секционный алюминиевый дом, маленечко приборов равно радиостанцию настолько преклонного возраста, ась? через нее было вяще хлопот, нежели проку, равным образом ради семь неде…