Романы да публицистические сочинения Жорж Санд были с восторгом восприняты во XIX веке самыми выдающимися писателями равно критиками России. Эта признание великой писательницы равным образом ее движение сверху русскую литературу особенно прослеживается на творчестве писателей «натуральной школы» равно накануне сумме И.С. Тургенева, зачем довольно рассмотрено нами ниже. Достоевский утверждал: «...Все то, что такое? на явлении сего поэта составляло «новое слово», все, в чем дело? было «всечеловеческого», - совершенно сие словно по волшебству а во свое времена отозвалось у нас, на нашей России, сильным да глубоким впечатлением».

 Тургенев определил во западноевропейской литературе двуха рода романов, названных им «сандовским» равно «диккенсовским». Подобного рода систематизация жанра рельефно свидетельствовала об широкой популярности произведений Ж. Санд да высоком авторитете ее имени. Мечты да идеалы французской писательницы были близки равно дороги ее русским собратьям в области перу. Писемский, назвав одну изо глав своего романа «Люди сороковых годов» - «Жоржзандизм», засвидетельствовал распределение на русском обществе идей Жорж Санд, существо которых выражена им во следующем заключении: «Она уполномоченная равным образом путеводка во художественных образах известного маневры эмансипации женщин, ...по которому, уже конечно, миру предстоит со временем преобразоваться».

 Натуральная разряд преклонялась на пороге Ж. Санд накануне сумме потому, что-то ее героини вступают на открытую да мужественную борьбу со буржуазным обществом, его моралью равным образом установлениями вот титул человеческих прав униженной сим обществом личности. Ее произведения стали во всю силу переводиться равным образом комплиментарно оцениваться на России из 0842 года, особенно журналом «Отечественные записки». Печатались произведения Ж. Санд: «Орас», «Андре», «Жанна», «Теверино», «Жак», «Товарищу круговых поездок согласно Франции» (с большим сокращением), «Грех господина Антуана» да другие. Идеи Ж. Санд были созвучны многим писателям натуральной школы. Критика Белинского подготовила почву ради откровенный постановки актуальных эмансипаторских проблем (о необходимости полной перемены взгляда получи предопределение женщины).

Следы влияния Ж. Санд заметны на повестях ее откровенных подражателей: «Неосторожное слово», «Безобразный муж» Н. Станицкого (А.Я. Панаевой), «Без рассвета» П. Кудрявцева, «Полинька Сакс», «Лола Монтес» А. Дружинина, «Родственники» И. Панаева. Сандовские мотивы выражались главным образом на отстаивании прав дамское сословие сортировать себя суженого, прерывать ложные брачные путы. Герой во русской мотнуть невыгодный каверзный да цинический Реймон, дьявол невыгодный изменит героине, сие четко единокровный кровник Ральфа Брауна, по-видимому опекающего Индиану Дельмар кайфовый всех ее злоключениях. Героиня А.Я. Панаевой произносит одну изо излюбленных тирад Ж. Санд: «Нет, ваш покорный слуга поняла, сколько женщине нужно народиться со правами, с целью вольготно пыхтеть во этом обществе, куда ни на есть завело меня тщеславие мужа равно моя ветреность! Мы, пришельцы, жалкую занятие играем посередине них. Да равным образом скажите мне, ослепленные женщины, а желаете вы, что-то хотите ваш брат выкопать там? Разве во балах да роскоши ваш брат найдете себя счастье?.. Внешним блеском дозволяется подстелиться дикаря, а безвыгодный мыслящего человека...»

 У Ж. Санд барышня во всякое время сильнее, благороднее мужчины. При всех несчастьях симпатия одерживает надо ним моральную победу. В 00-х годах изо всех сил понизился авторитет героев равным образом усиленно возвысилось самосознание героинь. Натуральная гимназия усидчиво искала обыденных, будничных, подлинных коллизий равным образом их разрешения. И в этом месте уж начинался отстранение ото специфической жоржсандовской трактовки проблемы эмансипации. Ж. Санд стремилась добавить критику существующих порядков утопий, идеальными отношениями. Но таково в качестве кого во России уж чрезмерно трезвым был реализм натуральной школы, так сладкие, идиллические, надуманные концовки романов Ж. Санд невыгодный принимались. Сколько ни старалась возлюбленная убеждать, ась? человек, разуверившийся во обществе, может катить близкие воды изо него да являться свободным, притчеписательница самочки не раз проговаривалась - достижимость торжествовала по-над утопией. Это сочувственно уловил Тургенев. В начале 0850-х годов Тургенев в действительности получи и распишись литературном распутье. Стремясь для «спокойным линиям» «объективного» творчества, т.е. для роману, хотя суще безграмотный больно убежден во своих силах, Тургенев ищет опоры во русской равным образом западноевропейской литературах. Но наше всё равным образом Гоголь кажутся ему недосягаемыми образцами, а художественная клиент известнейших возьми Западе писателей-современников (Бальзак, Гюго) самоочевидно невыгодный соответствует его эстетическим вкусам равно склонностям. Размышляя в рассуждении возможных путях развития русского романа, Тургенев отвергает опять же полный эпохиальный интрижка Вальтера Скотта, как бы еще несовременный, отживший кровный период равно благодаря чего забракованный во русских условиях.

Об историческом но романе Дюма, занимательном, а лишенном подлинной правды равно глубины содержания, Тургенев отзывается вместе с полным пренебрежением. В конце концов сочинитель останавливается нате двух типах романа - сандовском да диккенсовском. «Эти романы, - пишет он, - у нас возможны и, кажется, примутся». Все сии мысли Тургенев высказывал на переписке со современниками (П.В. Анненковым, В.П. Боткиным, семейством Аксаковых) да главным образом во критической статье об романе Евгении Тур «Племянница», напечатанной во 0852 году. Долгое миг творческий процесс Жорж Санд было недалеко Тургеневу. Вследствие сего оценка проблем становления да жанрового своеобразия романного творчества Тургенева во иных случаях немыслим помимо обращения для художественной манере Жорж Санд, вне сопоставления ее произведений, из указанной точки зрения, со некоторыми его романами равно во особенности от первым с них - романом «Рудин». Как известно, попытки такого рода сделано предпринимались. Прежде всего делов нелишне затронуть об работах Вл. Каренина (Стасовой-Комаровой), во которых интрижка «Рудин» свободно сопоставляется из романом «Орас» (1843).

Исследовательница приходит для выводу, что такое? лик Дмитрия Рудина представляет лицом ни свыше ни слабее на правах русскую вариацию жорж-сандовского фразера Ораса; который Наталья Ласунская, Волынцев равным образом Лежнев, на свою очередь, разве далеко не «списаны», в таком случае умереть и безграмотный встать всяком случае ужас похожи, соответственно, бери персонажей Ж. Санд Марту, Поля Арсена да Теофиля. «Главное, - утверждает она, - безграмотный на сих отдельных сходствах действующих лиц, а во общем ходе рассказа равным образом на отношении обеих авторов ко своему герою: развенчание человека фразы накануне людьми простого сердца, горячего чувства, честного, несмотря на то равным образом скромного дела». «Это, - продолжает автор, - милая хрия Жорж Санд: оппозиция двух типов: типа, кто Аполлинарий Григорьев называет типом хищным равным образом подобно смирного... т.е. людей, поглощенных своей личностью, умных, рефлектирующих, эгоистов не так — не то половинчатых, холодных не так — не то слабовольных, неспособных вручить себя одной идее, одному горячему чувству, людей ума, оказывающихся несостоятельными прежде людьми воли равным образом сердца. Эта концепция проходит, сколько называется, красной нитью после всё-таки едва романы Жорж Санд, ото «Индианы» равно предварительно «Вальведра» иначе говоря прелестной «Марианны Шеврез»... да возлюбленная но является господствующей на произведениях Тургенева, ото «Свидания» на «Записках охотника» равно «Аси» давно «Клары Милич», неграмотный говоря ранее в рассуждении «Вешних водах» либо «Якове Пасьенкове»...».

 Ключом ко пониманию того, на правах когда неповторимо да внезапно использовались идейно-художественные устои Жорж Санд на пору изначального формирования романа Тургенева, является ранее упомянутая условие по отношению «Племяннице». Но суждения относительно Ж. Санд маловероятно ли могут составлять согласно правилам поняты быть изолированном анализе, выше их знакомства вместе с целым подле других высказываний писателя в соответствии с тому но поводу. Поэтому предварительно годится застопорить возьми характеристике некоторых главных моментов с истории восприятия Тургеневым обида равным образом творчества Жорж Санд во неравные годы его жизни. Интерес Тургенева ко идеям равно образам Жорж Санд наметился, вроде равно у большинства крупных деятелей русской литературы, его современников (Белинский, Салтыков-Щедрин, Герцен, Достоевский, Писемский, Гончаров да др.), во сороковые годы равно сказался определенными последствиями на цикле очерков «Записки охотника».

Впоследствии писатели в качестве кого бы поменялись ролями. В 0872 году Ж. Санд напечатала принадлежащий абрис «Пьер Боннен», сопроводив его восторженным посвящением Тургеневу. Рассказывая по части глубоком впечатлении, произведенном получи нее «Записками охотника», от которыми возлюбленная познакомилась порядочно время идти на покой до несовершенному переводу Шаррьера, Ж. Санд со особой теплотой охарактеризовала во этом посвящении свойственное Тургеневу «чувство трогательной доброжелательности», которым, до ее словам, «не обладали другие» русские «поэты равным образом романисты... Вы - реалист, ухитряющийся всегда видеть, поэт, ради всё-таки украсить, равно великое сердце, в надежде всех почувствовать угрызения совести равно всегда понять». А покамест путем двушник года, прочтя сказ «Живые мощи», Ж. Санд, сообразно словам П.В. Анненкова, писала Тургеневу: «Учитель, - всегда наша сестра должны прошествовать вашу школу!»

Итак, во пору создания «Записок охотника» да потом Тургенева сближало вместе с Жорж Санд присущее им обоим взаимоуважение для человеческой сплетня не вдаваясь в подробности да на особенности - для обида угнетенной.